Как Фидель Кастро потопил корабль «Хьюстон»

«Наша революция — это революция обездоленных, совершенная обездоленными для обездоленных. За нее мы готовы отдать жизнь! Родина или смерть!»

Фидель Кастро

События 1961 года позволили интерпретировать известную фразу «Хьюстон, у нас проблемы» следующим образом:

«- Алло, это Хьюстон?

— Да, это мы. А кто говорит?

— Это Фидель, у вас проблемы».

Как говорят историки, Фидель Кастро потопил американский корабль «Хьюстон»

В тот год американская разведка получила звонкую пощечину, забыть о которой не сможет никогда. Это уже история. Тогдашний президент США Джон Кеннеди отправил в отставку легендарного директора ЦРУ Алена Даллеса, опозоренного беспрецедентным провалом секретной операции.

Сильная армия была побеждена маленькой державой, не имеющей ни собственного флота, ни авиации, ни современного оружия, ни системы ПВО.

Фидель Кастро в первые месяцы на посту главы Кубинской республики  охотно контактировал с американцами, и всем показывал, что конфликтовать не желает. Правда, в его окружении было немало убеждённых коммунистов, главным из которых был Эрнесто Че Гевара, но, тем не менее, ряд дипломатов утверждали, что с Фиделем можно иметь дело.

Другая точка зрения появилась в июне 1959 года – американские власти приняли  решение о том, что Фидель Кастро не соответствует интересам США и должен быть устранён. Ничего необычного в этом не было, поскольку устранение неугодных президентов на «заднем дворе» было для американцев делом вполне себе  рутинным.

У маленькой Кубы перед большой Америкой было важнейшее преимущество, — боевой дух. Была готовность воевать не за деньги, как у рейнджеров, а ради самой идеи. Революция Фиделя Кастро носила социальный характер, и была проведена в рамках обездоленных, то есть, большинства населения Кубы.

17 марта 1960 года президент США Эйзенхауэр утвердил план по свержению правительства Кубы, который предусматривал четыре стадии:

1) создание единой кубинской оппозиции;

2) развёртывание радиостанции для «серого» вещания на Кубу на коротких и длинных волнах;

3) продолжение создания на Кубе разведывательной и подрывной сети;

4) продолжение подготовки к созданию военизированной силы вовне Кубы.

Силами ЦРУ велась подготовка небольших партизанских групп, которые должны были, высадившись на Кубе, начать диверсионную деятельность, подняв масштабное восстание. Собственно, сам Кастро с единомышленниками так начинал свою войну против режима Батисты.

Опыт явно помогал Фиделю — группы диверсантов успешно ликвидировались практически сразу, и планы ЦРУ терпели неудачу.

Эйзенхауэр раздражался всё сильнее и торопил ЦРУ с решением задачи. При этом, однако, он настаивал на том, что следы вмешательства США должны быть тщательно спрятаны.

В январе 1961 года Эйзенхауэра в Белом доме сменил новый президент Джон Кеннеди, который в ходе предвыборной кампании клеймил предшественника за неспособность справиться с «коммунистом Кастро». Разумеется, Кеннеди не мог отступить и подтвердил необходимость проведения операции на Кубе.

Однако, чтобы отвести подозрения от США, 12 апреля 1961 года (по сути накануне начала интервенции) Кеннеди созвал пресс-конференцию, на которой заявил, что «Вооруженные силы Соединенных Штатов Америки ни при каких обстоятельствах не начнут интервенцию на Кубу».

Для высадки морского десанта был выбран залив Кочинос (Залив Свиней). Здесь отсутствовала противодесантная оборона, на берегу имелась площадка, которую можно было использовать в качестве аэродрома, 10 км от береговой черты начиналась болотистая местность, через которую вглубь острова шла одна дорога. Это способствовало успешной обороне захваченного плацдарма для накопления на нем достаточного количества войск, а
песчаные пляжи были весьма удобны для высадки десанта.

Акт агрессии против Кубы начался точно в соответствии с разработанным ЦРУ планом. 14 апреля американский самолет-разведчик U-2 произвел фотосъемку всей территории Кубы. На следующий день 8 бомбардировщиков В-26 с цинично нанесенными опознавательными знаками кубинских ВВС, ударили по аэродромам Сан-Антонио-ле-Лос-Баньос, Кампо-Колумбия и Сантьяго-де-Куба.

Однако, из 24 самолётов ВВС Кубы удалось уничтожить лишь три, остальные были предусмотрительно рассредоточены. ПВО Кубы удалось повредить два самолёта противника, участвовавших в налёте.

В ночь на 17 апреля корабли США вошли в залив Кочинос. В 1:15 с острова Суон агентам ЦРУ и контрреволюционному подполью на Кубе был передан условный сигнал о начавшемся вооруженном вторжении и о том, что пора начинать диверсии и мятежи.

Однако диверсий и мятежей не получилось — кубинская контрразведка начала массированные аресты и переловила практически всех агентов и подпольщиков.

На рассвете на дорогу, ведущую из глубины острова к берегу, был выброшен парашютный десант. Но находящиеся в районе высадки пограничники и отряд кубинского народного ополчения (милисианос) вступили с наемниками в бой. Противник превосходил их числом более чем в 10 раз, но милисианос, собравшись с силами и духом, и задержали продвижение наемников.

Совершенно случайно (или же неслучайно), немногочисленные прибывшие из СССР буквально месяц назад САУ Су-100 (образца 1944 года) и танки Т-34-85, а также тяжелая 122-мм и 152-мм буксируемая артиллерия (орудия были еще довоенных годов выпуска), оказались не очень далеко от Залива Свиней.

Так вот, милисианос в районе продвижения войск противника держались из последних сил, и когда у них уже стали кончаться патроны, сзади раздался рев танковых дизелей двух Т-34 и одной Су-100, на броне которых был десант из мальчишек-курсантов школы народной милиции из города Матансас. Это был последний резерв, который нашелся в этой местности, но в командирском люке первого танка милисианос увидели фигуру Фиделя, а это стоило дивизии. Молодые кубинские танкисты еще не очень хорошо освоили советскую технику, поэтому не вся она дошла до поля боя, но они всё-таки успели, и три советских боевых машины решили судьбу сражения. А потом подошли основные части.

Именно тогда, боевой корабль «Хьюстон» был потоплен артобстрелом из САУ-100. Утверждают, что Фидель Кастро лично потопил корабль. Вечером 18 апреля стало очевидно, что агрессия против Кубы провалилась.

Кубинские войска утром 19 апреля после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в наступление и окончательно сломили противодействие гусанос (Фидель дал американцам такое презрительное прозвище «гусанос» — то есть, «червяки»), которые в этот же день капитулировали.
На разгром высадившихся в Заливе Свиней наемников было затрачено 72 часа.

Сегодня СУ-100 гордо стоит у Музея Революции Кубы, а надпись на постаменте гласит, что из этой САУ во время боя на Плайя-Хирон в апреле 1961 г. Фидель Кастро лично поразил американское судно «Хьюстон».